Медицинский словарь
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Я

Высшая нервная деятельность

 

Высшая нервная деятельность — сложная форма деятельности высших отделов центральной нервной системы, обеспечивающая индивидуальное поведенческое приспособление человека и высших животных к изменяющимся условиям окружающей среды. Понятие высшей нервной деятельности введено великим русским физиологом И. П. Павловым в связи с открытием условного рефлекса как новой, неизвестной до этого формы нервной деятельности. И. П. Павлов противопоставил понятие высшей нервной деятельност понятию «низшей» нервной деятельности, в которую входит рефлекторная деятельность, направленная в основном на регуляцию взаимодействия органов или отдельных частей самого организма в процессе его жизнедеятельности. При этом нервные элементы, осуществляющие взаимодействие внутри организма, объединены нервными связями уже к моменту рождения. И, наоборот, нервные связи, обеспечивающие высшую нервную деятельность, образуются лишь в процессе жизнедеятельности организма в форме жизненного опыта. Поэтому низшую нервную деятельность можно определить как врожденную форму нервной деятельности, а высшую нервную деятельность — как приобретаемую в индивидуальной жизни человека или животного.

Истоки противопоставления высшей и низшей форм нервной деятельности восходят к идеям древнегреческого мыслителя Сократа о существовании у животных «низшей формы души», отличающейся от дупш человека, обладающей «мыслительной силой». Долгие столетия представления о «душе» человека и непознаваемости его психической деятельности оставались в умах людей неразрывными. Лишь в 19 в. в трудах отечественного ученого, основоположника современной физиологии И. М. Сеченова был раскрыт рефлекторный характер деятельности головного мозга (см. Рефлексы, Центральная нервная система). В книге «Рефлексы головного мозга», вышедшей в 1863 г., И. М. Сеченов первым сделал попытку объективного изучения психических процессов. Само первоначальное название книги «Попытка ввести физиологические основы в психические процессы», измененное под влиянием цензуры, говорит о том, что И. М. Сеченов давал в руки исследователей объективный метод изучения сложных процессов психической деятельности.

Идеи И. М. Сеченова блестяще развил И. П. Павлов. На основе разработанного им метода условных рефлексов он показал пути и возможности экспериментального изучения функций коры больших полушарий, играющих ключевую роль в сложных процессах психической деятельности.

Низшая нервная деятельность получила название безусловнорефлекторной деятельности, а ее отдельные реакции называют безусловными рефлексами. Безусловные рефлексы, сформировавшиеся за миллионы лет эволюции животного какого-либо вида, одинаковы для всех представителей данного вида животного и мало зависят от сиюминутных условий существования конкретного организма. Безусловные рефлексы позволяют решать важнейшие биологические задачи надежными, проверенными веками способами и решать успешно, при условии, что факторы окружающей среды, воздействующие на животное, в общем такие же, как и миллионы лет назад. При резком же изменении окружающих условий безусловный рефлекс становится плохим помощником. Например, для ежей очень характерен оборонительный безусловный рефлекс: свернуться в клубок и выставить колючки. На протяжении всей жизни он их выручал, но во второй половине 20 в., по мнению зоологов, поставил на грань вымирания. Ночью ежи выходят на долго сохраняющие тепло автодороги, чтобы погреться, и при приближении автомобиля не убегают, а пытаются защищаться как встарь, теми же колючками, и, конечно, гибнут под колесами. Значит, попытка приспособиться к резко изменившимся условиям с помощью безусловнорефлекторного поведения может привести организм к гибели. Более того, поскольку у всех представителей данного биологического вида безусловные рефлексы одинаковы, то при резкой перемене климата или других факторов может погибнуть не один организм, а множество особей. У одноклеточных организмов, червей, моллюсков и членистоногих, например, гибель большого числа особей восполняется огромной скоростью размножения. Совсем иначе приспосабливаются к изменившимся условиям высшие животные и человек. У этих видов на основе низшей нервной деятельности сформировались новые механизмы приспособления — высшая нервная деятельность, с помощью крой живые организмы приобрели способность реагировать не только на непосредственное действие биологически значимых агентов (пищевых, половых, оборонительных), но и на их отдаленные признаки, выявляя из хаоса окружающей среды связи во времени между биологически важным явлением и закономерно предшествующими ему событиями .

Условный рефлекс — явление чрезвычайно сложное. Вырабатываются условные рефлексы на базе безусловных. Для образования его необходимо сочетание во времени какого-либо изменения в окружающей среде (или во внутреннем состоянии организма), воспринятого животным, с осуществлением какого-либо безусловного рефлекса. Только при этом условии само изменение в окружающей среде (или во внутреннем состоянии организма) может стать раздражителем, вызывающим условный рефлекс. Такой раздражитель называют условным раздражителем, или сигналом. Например, звон ножей и вилок или стук миски, из которой кормили собаку, вызывает выделение слюны только в том случае, когда имело место совпадение этих звуков с едой, т. е. подкрепление первоначально нейтральных раздражителей (звуков) кормлением — безусловным раздражением слюнных желез. Такова классическая схема образования условного рефлекса. Однако фактические наблюдения показывают, что для образования условного рефлекса требуется еще ряд условий. Например, накормленная собака не будет реагировать на условный раздражитель. Это значит, что условный рефлекс может возникнуть только на фоне соответствующего желания. В частности, для реализации пищевого условного рефлекса необходимо появление ощущения голода или по крайней мере аппетита. Такие желания есть субъективные выражения объективной потребности, и именно в них находится причина — мотивировка дальнейшего поведения, направленного на удовлетворение потребности (в данном случае пищевой). Поэтому их называют мотивациями. Т. о., не объективный условный раздражитель, а субъективная мотивация окончательно решают: быть или не быть условному рефлексу.

Советским физиологом П. К. Анохиным и его учениками показано, что главным условием формирования целенаправленного поведения является возможность достижения биологически важного результата действия. Именно для получения полезного приспособительного результата и формируется объединение разнородных центр, и периферических нервных аппаратов в единую так наз. функциональную систему. В соответствии с теорией функциональной системы непременным условием любого поведенческого условнорефлекторного акта является наличие определенной мотивации. Мотивация всегда возникает в условиях какой-то вполне конкретной обстановки. И высшие животные и человек получают от органов чувств необходимые сведения о всей совокупности внешних факторов, определяющих параметры реальной обстановки. Затем включаются механизмы, извлекающие из памяти сведения о случаях удовлетворения данной мотивации в сходных условиях в прошлом. В частности, именно память подсказывает, что прежде удовлетворение мотивации (например, еда) происходило всегда после определенного дополнительного раздражения — условного раздражителя (например, звука). Бывает и так, что конкретных сведений из окружающей обстановки становится недостаточно. Тогда с помощью ориентировочно-исследовательской реакции животное (или человек) активно ищет дополнительную информацию. Данные мотивационного возбуждения, обстановки, памяти и, наконец, сигналы условного раздражителя — все это тщательнейшим образом обрабатывается в высших отделах головного мозга. Из разнородных возбуждений на этой стадии поведенческого акта формируется решение к действию, решение о том, что и как следует делать для удовлетворения данной мотивации в данных условиях. Итак, первым этапом условного рефлекса как поведенческого акта является не столько, точнее не только условный раздражитель, но синтез из различных возбуждений вполне определенного решения к действию. Нельзя забывать, что действие производится для достижения определенного результата. Значит, очень важно знать, привело ли действие к ожидаемым результатам? Спец. нейрофизиологический аппарат, контролирующий степень соответствия реальных результатов действия задуманным, был назван П. К. Анохиным акцептором результатов действия. В процессе получения сведений о результатах действия возможны два крайних варианта: либо результаты полностью соответствуют намеченным, либо отличаются от них до неузнаваемости. В первом случае действие оценивается как выполненное правильно, и хорошо поработавший организм сам себя награждает положительной эмоцией, а проделанная реакция фиксируется в памяти как позитивный опыт (так надо). Во втором — действие выполнено неудовлетворительно, в результате возникает отрицательная эмоция, а ход реакции становится частью негативного опыта (так не надо).

Уже выработанные условные рефлексы легко подвергаются торможению. Напр., если во время условного пищевого рефлекса внезапно раздается посторонний звук или меняется освещение, то условный рефлекс снижается или даже гаснет совсем. Объясняется это тем, что новый раздражитель вызывает ориентировочный рефлекс, который и тормозит условную реакцию. Точно так же переполненный мочевой пузырь, рвота, воспалительный процесс в каком-либо органе и другие факторы способны тормозить проявление условного пищевого рефлекса. По терминологии И. П. Павлова — это внешнее торможение. Выделяют еще условное, или внутреннее, торможение. В отличие от внешнего торможения, являющегося по своей природе врожденным, или безусловным, условное торможение, так же как и условный рефлекс, вырабатывается. Основным условием выработки условного торможения является неподкрепление условного раздражителя безусловным. В зависимости от условий образования различают угасательное, дифференцировочное тормозное и запаздывающее торможение.

Процессы торможения условных рефлексов способствуют наиболее полному соответствию реакции организма внешним условиям, более совершенному приспособлению к среде. Каким образом это происходит? Всякий раздражитель вначале воспринимается вообще, комплексно, без вычленения его узкой направленности. При этом процесс возбуждения рассеивается, «разливается» по большому участку коры мозга. При повторном воздействии раздражителя иррадиация (т. е. рассеяние) сменяется концентрацией возбуждения на каком-то маленьком участке коры, соответствующем представительству анализатора, воспринимающего данный раздражитель. Торможение ненужных нервных связей, возникающих при первоначальном возбуждении, помогает закреплению нужных — т. е. выработке условного рефлекса. Если бы не было торможения, возбуждение рассеивалось бы по всей коре мозга, вследствие чего мозг был бы не способен выделить нужную информацию и выработать необходимую «команду». Вместе с тем процесс иррадиации возбуждения полезен, т. к. при этом в действие вовлекаются и другие участки мозга, ответственные за восприятие других раздражителей. Так, звуки музыки (раздражитель) через рецепторы слухового аппарата вызывают возбуждение участков коры мозга, ответственных за восприятие звуков (мы слышим музыку). Одновременно волна возбуждения распространяется по коре мозга, затрагивая другие зоны (напр., зрительную). Возникают дополнительные ощущения; звуки музыки вызывают в воображении зрительные картины, т. е. зрительные ассоциации. Недаром легко возбудимые люди обладают так называемым ассоциатигным мышлением. .У них одна картина легко вызывает другую, третью и т. д.

Существуют и другие механизмы, обеспечивающие взаимную связь и регуляцию процессов возбуждения и торможения, оптимальный уровень их взаимодействия. При нарушении такой связи при перенапряжении механизмов регуляции процессов возбуждения и торможения вступает в действие так называемое запредельное торможение, которое И. П. Павлов образно назвал охранительным торможением, поскольку оно препятствует истощающему действию на нервные клетки чрезмерно сильных и продолжительных раздражений. Возникновение запредельного торможения зависит не только от абсолютной силы раздражающего фактора, но и от состояния коры больших полушарий.

Выше уже упоминалось, что любой раздражитель при определенных условиях может стать сигналом и тем самым помочь организму подготовиться к восприятию какого-либо изменения в окружающей среде (как бы «предвидеть» это изменение). Принцип сигнализации, введенный И. П. Павловым, нашел наиболее широкое применение при анализе пснхич. процессов, свойственных человеку. Для этих целей было введено лонятие «вторая сигнальная система», в к-рой функцию сигнала играет речь {слово).

Развитие и совершенствование второй сигнальной системы происходят непрерывно в процессе обучения. Любое обучение, любая форма творческой деятельности связаны с постоянным совершенствованием второй сигнальной системы. Вторая сигнальная система свойственна только человеку, однако в основе ее лежат уже разобранные выше физиологич. механизмы выработки условных рефлексов, т. е. первая сигнальная система. С этих позиций становится яснее кажущееся противоречие между высокотворческой деятельностью человеческого разума и условным рефлексом, вырабатываемым у многих, даже низкоорганизованных животных. При этом раздражитель, вызывающий проявление рефлекторного акта, не является его причиной. Он является лишь стимулом к действию, к анализу результатов еще не сложившейся, но предугадываемой реакции. Эта реакция может складываться из отдельных рефлекторных действий, но не в них главное. Главное — в заглядывании в будущее, к-рое у человека превращается в предвидение. Человек мысленно перебирает все возможные варианты, оценивает их, отвергает ненужные и выбирает оптимальный. Если даже исходить из потребностей (мотиваций), то они в силу социальных особенностей жизни человека, его сознания, речи резко отличаются от потребностей животных и способствуют совершенно иной форме его психич. деятельности.

Высшая нервная деятельность человека зависит от индивидуальных особенностей нервной системы. Совокупность этих особенностей, в значительной степени определяющих характер высшей нервной деятельности, обусловлена наследственными особенностями данного индивидуума, его жизненным опытом и называется типом высшей нервной деятельности. При определении такого типа, по И. П. Павлову, используют следующие свойства нервной системы: сила процессов возбуждения и торможения, их взаимная уравновешенность (другими словами, соотношение силы торможения и силы возбуждения) и их подвижность (т. е. скорость, с которой возбуждение может смениться торможением, и наоборот). И. П. Павлов выделил четыре основных типа высшей нервной деятельности: 1) тип сильный, но неуравновешенный, характеризующийся преобладанием процессов возбуждения над торможением («безудержный» тип). Этот тип высшей нервной деятельности соответствует холерическому темпераменту (деление типов людей по темпераментам, предложенное еще Гиппократом); 2) тип сильный, уравновешенный, с большой подвижностью нервных процессов («живой», подвижный тип). Этот тип высшей нервной деятельности совпадает с сангвиническим темпераментом; 3) тип сильный, уравновешенный, с малой подвижностью нервных процессов («спокойный», малоподвижный, инертный тип). Этот тип соответствует флегматическому темпераменту; 4) тип слабый, для которого характерно слабое развитие как возбуждения, так и тормозных процессов. Для людей этого типа свойственно быстрое истощение нервной системы, приводящее к потере работоспособности. По шкале темпераментов этот тип относится к меланхолическому.

Тип нервной системы определяет степень приспособленности организма К условиям окружающей среды и стойкости к воздействию болезнетворных факторов. Так, у животных с сильным уравновешенным типом нервной системы трудно вызвать патологич. расстройство высшей нервной деятельности — невроз, или срыв (по терминологии И. П. Павлова). Особенно частым «поставщиком» различных невротич. состояний является слабый тип нервной системы. Трудные жизненные положения, сложные задачи, стоящие перед представителями этого типа нервной системы, легко вызывают нарушения высшей нервной деятельности. Причинами возникновения патологич. нарушений высшей нервной деятельности могут служить также острые или хронические отравления различными токсическими веществами, инфекции, нарушения функции отдельных органов или систем (дыхательной, пищеварительной, эндокринной и др.), неблагоприятные условия окружающей среды и т. д.

Для устранения патологического состояния высшей нервной деятельности, возникшего, например, вследствие перенапряжения нервных процессов, необходим отдых (от нескольких недель до месяцев), перемена обстановки, переключение на другие интересы, соблюдение правильного режима труда и отдыха и т. д. Большой эффект в предотвращении возникновения нарушений высшей нервной деятельности дает систематическая тренировка нервной системы, сочетающаяся с физической закалкой организма, мероприятия, направленные на общее укрепление организма.




© 2007-2012 Медицинский словарь Rambler's Top100